Ringarin
Ветрокрылая сильфида, зачаровательница магических драконов
Один из самых распространенных образов-символов в цикле произведений Толкина об Арде – Мировое Древо в разных его воплощениях. Этот символ известен практически во всех культурах, в том числе и христианской. С его помощью строится мир Арды, композиция произведений «Сильмариллион» и «Властелин колец», система персонажей и многое другое.

Мировое Древо олицетворяет столп мира, его основу, центр равновесия сил Добра и Зла, гармонии и хаоса. Основой мира Толкина стали два Древа Валинора. С помощью Тельпериона и Лаурелина задана пространственно-временная координация, определено смысловое пространство цикла, включающего «Сильмариллион» и «Властелин колец». На протяжении всей истории Среднеземье борьба Света и Тьмы велась вокруг этих деревьев в их различном воплощении (от столпов до Арагорна). Космология толкиновского художественного мифа строится вокруг данного символа.

В обоих произведениях неизменно присутствует образ Мирового Древа в различных его видах – от собственно деревьев до символики на одежде героев, гравировках их мечей и т.п. Необходимо отметить два важных момента. Во-первых, образ Мирового Древа на протяжении цикла распадается на ряд более мелких образов: деревья, рисунки деревьев, столп, солнце, луна, цветок. Во-вторых, генетическая связь между более мелкими символами и Древом не прекращается и легко прослеживается, таким образом, символически это означает никогда не исчезающее из мира Добро. Его уничтожить невозможно, оно приспосабливается под изменения мира и в том или ином образе присутствует в нем. Тоже самое касается и Зла.

СТОЛПЫ. Разделение мира на Добро и Зло произошло еще при его творении: Мелькор создал свою мелодию и вплел ее в песню-ткань созидания. Деление Арды на Свет и Тьму (они синонимичны Добру и Злу) состоялось, когда валары создали Светильники на двух Столбах. Так появились первые координаты мира и постоянный свет. Мелькор, олицетворение первородного Зла, разрушил их, что привело к погружению Среднеземья во тьму на многие века и катастрофе: «При низвержении столпов земли рушились и моря выходили из берегов; а когда разбились Светильники, - губительное пламя потекло по земле. И облик Арды исказился». Столпы валаров исчезли из мира, но их образы еще два раза появляются в художественном пространстве цикла.

Сначала – в четвертой части «Сильмариллиона». В древнем королевстве людей – Нуменоре – находилась гора, названная Менельтарма, что переводится как «Небесный Столп». На той горе располагался духовный центр королевства – святилище Эру. С усилением власти Саурона это святилище было забыто, Белое Древо королей срублено, а неподалеку нуменорцы построили храм Мелькора. Таким образом, духовная опора королевства была надломлена, так же как и чистота и благородство королевского рода, темное начало взяло верх, и поэтому Нуменор был уничтожен.
Во второй книге «Властелина колец» мы видим такое воплощение образа столпа: «Это Аргонат, Столбы Королей!». Это стражи древнего королевства – огромного размера каменные изваяния древних королей. Они сторожат путь в Гондор по реке. По обоим берегам расположены дозорные башни, с которых в старые времена защитники Гондора обозревали границы.

ВАЛИНОРСКИЕ ДРЕВА И ИХ ПЛОДЫ. Столпы стали прообразами более совершенных созданий – Валинорских Древ. Они не просто вернули миру Свет, благодаря их поочередному свечению в мире появилось Время. Помимо этого, Древа источали воду и являлись красивейшими творениями валаров. Так новым символом оси мира стали Древа Валинора.

Мелькор и порождение хаоса – Унголиат – уничтожил их. Мелькора свет пугал, с появлением Деревьев ему пришлось спрятаться. Унголиат же жаждала поглотить Свет и ту силу, которую он нес, чтобы стать еще более могущественной. После уничтожения Древ, мир вновь погрузился во Тьму, а Зло обрело новую силу за счет подпиткой от сил Добра: «Свет погас, но наставшая Тьма была больше, чем просто потеря света. В тот час родилась Тьма, что казалась не пустой, а живой тварью – ибо она порождена было злой силой из Света и владела мощью проницать взор, входить в сердце и душу и покорять волю».

Перед тем, как умереть, Древа дали Плод и Цветок – следующее поколение символов «…Ауле <…> создал ладьи-сосуды, чтобы хранили они их, пропуская сияние. <…> Эти ладьи они отдали Варде, ибо надлежало им стать светочами небес…» «Трава на склонах кургана пестрела звездчатыми золотистыми цветами» . И в Дольне: «И вот в двух владениях Среднеземья на протяжении всей Эпохи (третьей – прим. авт.) хранились неумаленными блаженство и красота эльфов – в Имладрисе и в Лотлориене, потаенном краю <…>, где на деревьях цвели золотые цветы». И в качестве эмблемы королевы древнего эльфийского царства: «И королева подала ему лембас <…> обернутый в серебристые листья; узелки же нитей, которыми был обвязан сверток, были запечатаны ее печатью белого воска в виде цветка Тельпериона». И в названии аристократического дома Гондолина, чей воин защищал ценою жизни свой народ: «доблесть златовласого Глорфиндейла, вождя рода Золотого Цветка Гондолина». «Торонтор поднял из бездны тело Глорфиндейла и родичи погребли его близ тропы, под курганом из камней; там выросла зеленая трава, и золотые цветы цвели на кургане средь скал, пока не изменился мир».

С появлением Цветка и Плода в мире вновь возник свет, на этот раз в образах солнца и луны: «Первый восход Солнца <…> озарил пики Перолов; тучи, застилавшие Среднеземье, вспыхнули и послышался плеск множества водопадов. Тут Моргот пришел в смятение, укрылся в глубоком чертоге Ангбада <…>». Солнечный свет победил воплощение Тьмы и пробудил людей: «С первым же восходом солнца на востоке Среднеземья <…> проснулись младшие Дети Илуватара». С тех пор с рассветом всякая темная тварь стремилась спрятаться в тень, в свете солнца сила Добра увеличивалась, а сила Темных уменьшалась. С восходом приходит помощь, Йовин убивает Короля-Чародея. И наоборот, ночью на отряд Хранителей нападают волкалаки и войско Сарумана, с приходом колдовской тьмы Саурона – войско Мордора атакует Минас Тирит.

ДЕРЕВЬЯ. Со временем цельный образ Мирового Древа рассыпается на ряд малых образов, среди которых есть собственно деревья. Деревья продолжают нести значение опоры, равновесия. Уничтожение дерева в мире Толкина влечет за собой перекос этого равновесия.

Подтверждение данной мысли мы находим на протяжении всей истории Среднеземья: разрушенные столбы погружают Среднеземье во Тьму, уничтоженные деревья Валинора, Нуменора, Мории, Изенгарда и даже Шира являются первым признаком лиходейства Зла. Деревья искореженные, вырубленные, умершие всегда являются предвестниками нехороших изменений. И наоборот: здоровое, цветущее дерево в мифопоэтике Толкина знаменует приход мирных дней, расцвета жизни и благословения высших сил.

Исследователи мифологий говорят о связи между образом Мирового Древа и моделью брачных отношений, преемственностью поколений, генеалогией рода. У Толкина эта связь прослеживается в описании истории королей Нуменора (от Элроса до Арагорна) и Белого Дерева. Во-первых, Белое Дерево является символом королевского рода. Во-вторых, в «Сильмариллионе» и «Властелине колец» всячески подчеркивается неразрывная связь между жизнью Белого Дерева и жизнью короля: «Вновь велел он (король Инззиладун – прим. авт.) заботиться о Белом Древе и предрек, что, когда погибнет Древо, сгинет и королевский род». Наконец, и Древа Валинора, и короли Нуменора (Арагорн в частности) несут в себе идею опоры мира, равновесия сил Добра и Зла. Белое Древо генетически восходит к Великим деревьям, оно стало подарком от эльфов королям Нуменора. Именно вокруг этого образа и образа Арагорна в дальнейшем вспыхивает борьба двух извечных сил.

Как погибающие деревья символизируют перевес злых сил, так и исчезновение королей Нуменора символизирует конец мирных дней в Среднеземье: оно медленно начинает погружаться в хаос. Каждый раз, когда ось мира (в образах короля и дерева) разрушалась, мир переживал катастрофу.
Цветущее дерево, здоровое, большое, напротив, символизировало воцарившуюся гармонию в мире. Короли, ведущие свое происхождение от полуэльфа, получившие мудрость эльфов, стали наставниками народов Среднеземья, залогом мира, хранителями мира от зла, служили ему опорой. Не случайно образ Арагорна контекстуально оказывается связан с ростком Нимлота. Оба были укрыты до времени – один в Дольне, другой в снегах горы, – оба считались безвозвратно потерянными для мира, оба связаны жизнью один с другим и оба приходят в мир в самый критический момент, становясь его духовной опорой.

ИНЫЕ, БОЛЕЕ МЕЛКИЕ СИМВОЛЫ. Легендарный меч короля, с которым он встал на защиту своего мира, содержит символику солнца и луны. Мы уже упоминали, что согласно мифу Толкина, солнце и луна – генетически восходят к Древу, его светоносной сущности, и несут в себе функцию созидания времени. Наличие такой гравировке на мече отсылает нас ко вполне определенным ассоциациям: меч сиял «…и был в этом сиянии и красноватый отблеск солнца, и серебристый блеск луны».

Отсылки к Древам мы встречаем на протяжении всего текста «Сильмариллиона». Их образы присутствуют в описании древних эльфийских королевств и городов: «колонны Менегрота были подобны букам Оромэ», в Тирионе важными элементами были маяк и дерево, деревья были и в Гондолине: «во дворах Тургона стояли изваяния Дерев древности, исполненные с эльфийским мастерством самим Тургоном; то Древо, что он сделал из золота, звалось Глингал, другое же, с цветами из серебра, - Бельтиль».

ФУНКЦИЯ ДЕРЕВА В МИФЕ ТОЛКИНА. Помимо опоры мира, взаимоотношений Добра и Зла, системы координат и создания времени деревья в творчестве Толкина выполняли следующие функции: очерчивание границ, охрана дома и различных существ, испытание, помощь.

Функцию границы между мирами в равной степени исполняют деревья и вода. Первое пограничье мы находим у ворот Мории, где на входе волшебным металлом нанесен рисунок, важным элементом которого выступают деревья. Это граница между царством наземным и царством подземным.

Вторая граница – между временем. В Лориенских лесах благодаря силе одного из эльфийских колец остановилось время: там все еще царит первая эпоха, с ее чудесами.

Третья – проходит между миром Добра и миром Зла: «Постепенно он успокоился, и Фродо узнал, что дорога вдоль хребта ведет к Перекрестку, обсаженному большими деревьями. Оттуда правая дорога уходит к Осгилиату и к мостам на Андуине, а средняя – на юг, все дальше и дальше, до самых Великих вод». Третий путь ведет к сердцу темной страны: «Ну а левая дорога? – Да, да, левая, - поспешно ответил Горлум, - она ведет наверх, все выше и выше, прямо в Тень».

Есть и четвертая граница – между королевствами Рохан и Гондор: «А на утро – снова вперед, через Фолд и Финмарх, где по правую руку Священные Дубравы взбирались по отрогам к рубежам Гондора, а по левую руку лежали туманы над болотами в устье Энтовой Купели» . Заметим, что на всех четырех границах появляются не только образ дерева, но и воды: озеро у врат Мории, река Нимродель в Лориене, Андуин между Мордором и Гондором и Энтова Купель между Роханом и Гондором. Символика воды представляется очень важной проблемой, однако рассмотрение ее не входит в задачи данной статьи.

Мотив испытание героев деревьями мы находим в главе «Древлепуща» . Злые деревья – большая редкость в мире Арды. Темные деревья есть в Сумеречье и Древлепуще. Остальные же стремятся помогать – активно или пассивно. Например, энты, Том Бомбадил и люди Друадан помогают людям в их борьбе с темными силами.

Под сенью деревьев герои часто находят ночлег (на границе Лориена хранители ночуют на дереве, что помогает им в безопасности отдохнуть после тягот пути через Морию) и спасение (убегая от назгулов). В цикле множество моментов отдыха, которые очень похожи на этот: «Путники выбрали вяз пораскидистее и решили перекусить. Под ветвями с пожелтевшей, но густой листвой было уютно и почти сухо».

Леса и деревья стали домом для древних народов Среднеземья – эльфов из Сумеречья и Золотых лесов, Тома Бомбадила и Златеники, энтов и людей Друадан. Деревья давали кров и героям легенд: Лютиэн, Нимродель и др.

Дерево послужило и материалом для создания волшебных артефактов. Так, Фарамир подарил хоббитам посохи: «Это любимое мастерами Гондора дерево лебетрон. Их заново оковали для вас. Посохи не потеряются, на них чары». В ларце из этого дерева хранилась корона королей дунаданов. А от Галадриэль Хранители получили украшения с растительными мотивами и волшебный хлеб, завернутый в листья мэллорна. Пряжки помогли путникам разыскать своих друзей: «Не напрасно падают листья в Лориене. Это не потеря, это знак для нас». Мэллорн же сохранил свежесть хлеба.

@темы: Нарративы, архетипы, символы, Удивительные культурные истории